Оптимальные размеры массажного стола

Массаж.ру

Общепризнано, что классический массаж, именуемый во всем мире – русским, является одним из наиболее естественных, натуральных и эффективных средств подготовки спортсменов, оздоровления, профилактики и лечения различных заболеваний, а также улучшения эстетики человеческого тела. Вместе с тем, нельзя забывать, что выполнение русского массажа в течение целого рабочего дня или смены, длительность которых при работе со спортсменами может достигать 12-15 часов в сутки, это утомительный, даже для подготовленных опытных специалистов, тяжелый физический труд, организация которого требует полноценного и всестороннего научного обоснования. Однако, не смотря на столь очевидную актуальность этой проблемы, еще вплоть до недавнего времени, круг вопросов, связанных с повышением работоспособности и превентивной профилактикой профессионально-обусловленных заболеваний массажистов не изучался на должном уровне, а следовательно, отсутствовали научно обоснованные и четко сформулированные рекомендации по рациональной организации труда специалистов этого профиля. Как выявил проведенный нами анализ отечественных и зарубежных учебников и методических пособий по классическому массажу, в большинстве случаев, высказывания авторов по данной проблематике носят ничем не обоснованный субъективно-эмпирический, часто взаимоисключающий характер, и более того, нередко, вовсе противоречат современным воззрениям биомеханики, требованиям гигиены труда и эргономики. Такое, совершенно недопустимое для научной и учебной дисциплины положение дел, побудило нас предпринять собственные комплексные исследования, цель которых – разработка, обоснование и внедрение в педагогический процесс и практическую сферу массажа, предельно точных, эффективных и доступных для выполнения рекомендаций по сохранению здоровья и повышению работоспособности массажистов. 

Определяющее значение для эргономики рабочего места массажиста играет оптимально отрегулированный массажный стол, который является основным элементом оснащения кабинетов русского массажа. Правильность регулировки его размеров во многом предопределяет условия труда массажиста, т.е. будет его рабочая поза эргономически рациональной и функционально комфортной или же наоборот – вынужденной, приводящей к быстрому утомлению. Проведенный нами критический анализ большого количества учебников и руководств по классическому массажу – в настоящее время одновременно сосуществует целый спектр, в том числе диаметрально противоположных мнений об оптимальной высоте массажного стола. Рекомендации авторов по этому вопросу имеют довольно широкие пределы: от 50 (или на уровне коленных суставов) и до 90 см (таблица 1), при этом в большинстве изданий указывается только лишь некоторый диапазон возможных размеров (50-70 или 70-90 см), без какого-либо дополнительного пояснения. Методики регулировки высоты стола с учетом роста и длины рук массажиста приводятся крайне редко, при этом они нередко противоречат принципам и нормативам эргономики и гигиены труда.

Рис. 1. Диапазон имеющихся в литературе рекомендаций об оптимальной высоте массажного стола (min 50 см – max 90 см) по отношению к среднестатистическим антропометрическим размерным признакам жителей европейской части России.

Как наглядно видно из рис. 1, по отношению к антропометрическим размерам тела человека, диапазон 40 сантиметров является существенной величиной, предполагающей совершенно разные по конструкции рабочие позы, некоторые из которых даже по формальным признакам (Горшков С.И., 1979; Стрелков Ю.К., 2003) можно отнести к категории вынужденных, неудобных. И наконец, существует Отраслевой стандарт безопасности для отделений и кабинетов физиотерапии – ОСТ 42-21-16-86 ССБТ, который однозначно определяет, что высота массажного стола должна быть 80 см, длина 1,95-2,00 м, ширина 0,65 см, эргономическое обоснование которого, в доступной литературе нам обнаружить не удалось.
В процессе исследований, проводившихся на базе Российского государственного университета физической культуры, спорта и туризма (Москва), нами изучалось 4 варианта рабочей позы «стоя», которые моделировались за счет регулировки высоты массажного стола в соответствии с индивидуальными антропометрическими данными каждого из испытуемых:

Рис. 2. Рабочие позы, моделировавшиеся в процессе исследования (пояснения в тексте).

- Рабочая Поза 1 (РП-1) – стол на уровне коленных суставов (рис. 2-а);
- Рабочая Поза 2 (РП-2) – стол на уровне пальцевой точки, т.е. рука свободно опущена, пальцы полностью выпрямлены и касаются ложа стола (рис. 2-б);
- Рабочая Поза 3 (РП-3) – стол на уровне фаланговой точки, т.е. рука свободно опущена, пальцы сжаты в кулак и касаются тыльной стороной ложа стола (рис. 2-в);
- Рабочая Поза 4 (РП-4) – стол на уровне шиловидного отростка лучевой кости (рис. 2-г).
Таким образом, нами был равномерно охвачен весь спектр рекомендаций о размерах массажного стола. В качестве стандартной рабочей нагрузки, испытуемые выполняли 45-ти минутный сеанс общего гигиенического массажа по методике А.А. Бирюкова (2006). С помощью многофункционального компьютерного электрофизиологического комплекса «I-330-C2+» (J+J Engineering, США), регистрировали: частоту сокращений сердца (ЧСС), глубину и частоту дыхания, биоэлектрическую активность мышц, непосредственно задействованных в удержании рабочих поз (крестцово-остистой, большой ягодичной, двуглавой бедра, икроножной, трапециевидной, дельтовидной, двуглавой плеча). Одновременно, проводились гониометрические, фотогониометрические измерения, психофизиологическое тестирование и анкетный опрос испытуемых, а также педагогическое наблюдение. В общей сложности (к настоящему моменту), в исследованиях приняло участие более 150 испытуемых из числа студентов и слушателей курсов массажа при РГУФКСиТ, что позволяет обоснованно утверждать о статистической достоверности полученных данных.

Рис. 3. Оптимальная рабочая поза (перпендикулярное исходное положение).
Результаты нашего исследования убедительно доказали, что с точки зрения физиологии, биомеханики и эргономики, наиболее рациональными вариантами для выполнения русского классического массажа, являлась работа специалиста в РП-2 (высота стола на уровне пальцевой точки) и РП-3 (высота стола на уровне фаланговой точки), наклон туловища в которых не превышал 15-20° (рис. 3). Сравнительный анализ показал, что биоэлектрическая активность мышц в РП-2,-3, имела наименьшие отличия от данных, зарегистрированных в спокойном, удобном положении «стоя» (рис. 4).

Амплитуда биоэлектрической активности некоторых скелетных мышц при работе в оптимальной позе и в удобном положении «стоя».

Рис. 4. Амплитуда биоэлектрической активности некоторых скелетных мышц при работе в оптимальной позе и в удобном положении «стоя».

Принципиально важно, что в течение всего 45-ти минутного сеанса, амплитуда и частотный спектр электромиографических сигналов достоверно не изменялись, что свидетельствовало (Мойкин Ю.В. и соавт., 1987; Роженцов В.В., Полевщиков М.М., 2006) об отсутствии даже первичных признаков нервно-мышечного утомления, то есть об относительно невысокой нагрузке на скелетные мышцы, фиксирующие данные позы. 
В РП-2,-3 рабочая гипервентиляция осуществлялась, преимущественно, за счет увеличения глубины дыхания на 210±24% (по сравнению с покоем) и незначительного повышения частоты дыхания на 2-4 цикла/мин, т.е. по наиболее выгодному варианту мобилизации резервов внешнего дыхания при циклической физической работе (рис. 5).

Рис. 5. Пневмограмма (графическая регистрация амплитудных и частотных параметров движения грудной клетки, отражающая динамику дыхательных движений) при массировании в оптимальной рабочей позе.

Дыхание было ритмичным. Совместный анализ пневмо- и электромиограмм показал, что в данных рабочих позах дыхательный акт был органично вписан «в ткань» выполняемых руками движений, составляя с ней единый ансамбль – динамический стереотип. 
С началом массирования, ЧСС увеличивалась по сравнению с дорабочим состоянием (68±6 уд/мин) на 70,5% (до 116±11 уд/мин) и находилась в этих пределах вплоть до конца сеанса.
По данным анкетного опроса, РП-2,-3 характеризовались испытуемыми, не только как соматически (телесно) комфортные, но и как наиболее удобные для выполнения приемов массажа. Фотогониометрические измерения показали, что отмеченное массажистами субъективное удобство выполнения приемов, имеет под собой вполне определенный биомеханический фундамент. 
Во-первых, в данных рабочих позах создавалось биомеханически выгодное пространственное расположение друг относительно друга туловища специалиста, звеньев его рук и массируемого участка. Плечо–предплечье–кисть массажиста и массируемый участок, располагались по убывающей вниз. В среднем, угол сгибания в плечевом суставе (отсчет в соответствии с международной методикой – SFTR) составлял 20-25°, отведения плеча от туловища не превышал 15-20°, сгибания в локте 20-30° (рис. 6).

Рис. 6. Взаимное расположение звеньев биокинематической цепи туловище-плечо-предплечье-кисть массажиста в оптимальной рабочей позе.

Как показали результаты электромиографии, такое взаимное положение требовало оптимальных затрат мышечной энергии для удержания рук в рабочем положении и давало возможность полноценно расслаблять мышцы, не участвующие в выполнении всего приема или его отдельных фаз (рис. 7).

Рис. 7. Электромиограммы при выполнении массажистом «двойного кольцевого разминания»: t – период выполнения одного пасса «двойного кольцевого разминания». Основное рабочее движение «ход руки вперед» совершается за счет активности трехглавой м. плеча. Активность двуглавой м. плеча требуется только для возврата руки в исходное положение.

Выражаясь термином из физиологии труда – работающие мышцы имели микропаузы отдыха, что существенно отдаляло наступление их локального утомления.
Во-вторых, при оптимальной высоте стола, контактирующая с телом пациента кисть массажиста занимает наиболее выгодное положение по отношению к предплечью. В норме, сгибание пальцев сопровождается одновременным разгибанием в лучезапястном суставе, в пределах 20-30° (рис. 8).

Рис. 8. Стабилизация запястья при движении пальцев. С точки зрения биомеханики, эта синкинезия во многом обусловлена необходимостью компенсации пассивной недостаточности разгибателей пальцев (Матеев И.Б., Банков С.Д., 1981).

Такая синкинезия глубоко зафиксирована в центральной нервной системе человека, и является биологически целесообразной, так как она направляет плоскость ладони против объекта, который предстоит захватить. Сила кистевых захватов достигает максимальных значений, в том случае, когда угол разгибания в лучезапястном суставе составляет 30-40°. Если же кисть находится в нейтральном положении или, что значительно хуже – в положении сгибания, то существенно ухудшается подвижность пальцев в межфаланговых суставах, а также уменьшается эффективная площадь и сила большинства видов захватов (Аруин А.С., Зациорский В.М., 1989; Матеев И.Б., Банков С.Д., 1981). Именно на этой биомеханической закономерности основано большинство приемов обезоруживания противника в различных единоборствах. Кроме того, как показали исследования А.С. Аруина и В.М. Зациорского (1989), Г.Н. Мазунина и др. (1967), Ю.В. Мойкина и др. (1987), при длительной работе со сверхнормативным сгибанием или разгибанием кисти, резко увеличивается риск развития профессионально-обусловленных патологических процессов в различных анатомических структурах кисти и предплечья: мягких тканях, суставных поверхностях, связках и сухожилиях. 
Сущность выполнения ординарного, двойного ординарного, двойного кольцевого разминаний, двойного грифа – наиболее технически сложных видов приемов русского массажа и при этом занимающих от 60 до 80% от общего времени сеанса, заключается в захвате кистями рук, приподнимании от костного ложа, сдавливании и растяжении/кручении мышечной ткани массируемого участка тела пациента.

Поэтому, с совершенно незначительными оговорками можно считать, что выполнение перечисленных выше видов разминания представляет собой ничто иное, как многократное циклическое повторение разнообразных вариаций ладонного (открытого) захвата кисти (рис. 9) с силой сжатия массируемой ткани около 4-5 кг (Еремушкин М.А., 2004).

Рис. 9. Ладонный (открытый) захват кисти.

По данным гониометрических и фотогониометрических измерений, при выполнении в РП-2,-3 перечисленных выше видов разминания, разгибание в лучезапястном суставе, в среднем, составляло 15-30° (рис. 10), то есть было наиболее биомеханически выгодным, что во многом и предопределило субъективное удобство и хорошую технику выполнения большинства приемов.

Рис. 10. Биомеханически выгодное взаимное положение биокинематической пары предплечье-кисть при выполнении видов разминания.

Рис. 11. Общий вид рабочей позы – 4, стол на уровне шиловидного отростка лучевой кости.
При моделировании РП-4 (рис. 11) (массажный стол на уровне шиловидного отростка лучевой кости), положение туловища испытуемых было практически вертикальным (наклон менее 10°), однако руки постоянно находились в вынужденно приподнятом положении.

Рис. 12. Вынужденно приподнятое положение рук в рабочей позе – 4: а – положение биокинематической пары плечо-предплечье по отношению к туловищу; б – взаимное положение биокинематической пары предплечье-кисть при выполнении видов разминания.

Угол сгибания в плечевом суставе (рис. 12,а) превышал 50°, а отведения плеча от туловища 25-30°, что по сравнению с РП-2,-3, не только увеличило амплитуду биоэлектрической активности трапециевидной мышцы более чем в 5 раз, дельтовидной мышцы в 4-6 раз и двуглавой мышцы плеча в 2 раза, но и повысило активность крестцово-остистой мышцы на 82±12% и двуглавой мышцы бедра на 90±8% (рис. 13).

Рис. 13. Амплитуда биоэлектрической активности некоторых скелетных мышц при работе в оптимальной позе и рабочей позе – 4.

Удержание рук в приподнятом положении ограничивало экскурсию грудной клетки, затрудняя деятельность аппарата внешнего дыхания массажиста. Глубина дыхания была на 42% меньше, а частота на 26% выше, чем аналогичные показатели в РП-2,-3, т.е. дыхание было поверхностным и учащенным (рис. 14).

Рис. 14. Пневмограмма при выполнении двойного кольцевого разминания: а – в оптимальной рабочей позе, б – в рабочей позе – 4 с высоко поднятыми руками.

Этот факт также имеет вполне конкретное физиолого-биомеханическое объяснение. Газообмен в организме осуществляется благодаря ритмичным дыхательным движениям путем смены вдоха (инспирация) и выдоха (экспирация). В покое и при нетяжелой работе дыхательные движения обеспечиваются собственно дыхательными мышцами. В этом случае, наибольшая активность отмечается на вдохе в диафрагме и межреберных мышцах, а выдох выполняется в большей мере пассивно, за счет эластических сил, возникающих при расправлении грудной клетки и легких на вдохе. При значительной физической нагрузке, в работу вступают вспомогательные дыхательные мышцы – на вдохе трапециевидные и ромбовидные, большие и малые грудные, грудино-ключично-сосцевидные, разгибатели спины и некоторые другие, а на выдохе мышцы брюшного пресса. При этом нужно учитывать, что в РП-4, большинство из перечисленных мышц, развивали значительную статическую активность для удержания рук в приподнятом положении, а некоторые, еще совершали и динамическую работу при выполнении приемов. Таким образом, двойная и даже тройная нагрузка на указанные мышцы, становилась весьма существенным фактором, ограничивавшим вентиляцию легких.
Повышенная мышечная активность и функциональное напряжение аппарата внешнего дыхания закономерно отразились и на деятельности сердечно-сосудистой системы. В РП-4 частота сокращений сердца была на 35,3 % выше, чем в РП-2,-3, что в абсолютном значении составляло 140±11 уд/мин.

Рис. 15. Зоны локализации дискомфортных ощущений (заштрихованы сеткой) при массировании в рабочей позе – 4 (по данным анкетного опроса, проводившегося непосредственно во время 45-ти минутного тестового сеанса массажа).

Субъективно, испытуемыми, данная рабочая поза оценивалась как утомительная (рис. 15) и неудобная для выполнения большинства видов приемов, в первую очередь – различных видов разминания, что также, самым непосредственным образом, было связано с рассмотренными нами выше биомеханическими закономерностями.
Во-первых, удержание рук в постоянно приподнятом положении не давало возможности крупным мышцам рук: двуглавой и трехглавой плеча, полноценно расслабляться в микропаузах, что довольно контрастно видно при сравнении электромиограмм, зарегистрированных в РП-2 (рис.7,а) и РП-4 (рис. 7,б). 
Во-вторых, фотогониометрические измерения выявили, что при выполнении различных видов разминания в РП-4, кисть по отношению к предплечью находилась в нейтральном или даже слегка согнутом на 5-10° положении (рис. 12), что ухудшало подвижность сочленений пальцев и силовые показатели дистальных мышц.

Рис. 16. Общий вид рабочей позы – 1, стол на уровне коленных суставов массажиста.

Наиболее же нерациональной из всех моделировавшихся рабочих поз, была РП-1 (высота стола на уровне коленных суставов), наклон туловища в которой достигал 30°-45° (рис. 16), что в 2-3 раза превышало эргономическую норму 15°, предельно допустимую ГОСТ 12.2.033-78 «Рабочее место при выполнении работ стоя». 
Практика показывает, что правильное понимание массажистами сути данной эргономической нормы, является исключительно важным условием для адекватного самоконтроля во время работы и моделирования наиболее комфортных и безопасных условий труда, поэтому рассмотрим этот вопрос более подробно. 
При относительно небольших наклонах туловища и головы, определенная часть нагрузки на позвоночник компенсируется за счет увеличения напряжения мышц спины (главным образом, выпрямителей туловища) и живота (прямая м. живота и ее синергисты) (рис. 17).

Рис. 17. Позвоночно двигательный сегмент вертикально стоящего человека, как рычаг I рода (рычаг равновесия) с неравными плечами. Точкой опоры рычага является студенистое ядро межпозвонкового диска, а баланс системы достигается за счет активности и упруго-вязких свойств скелетных мышц спины и живота: 1 – подвздошно-поясничная м., 2 – м. выпрямитель позвоночника, 3 – квадратная м. поясницы, 4 – прямая м. живота, 5 – косые м. живота.

В этом случае, стабильность и устойчивость позвоночника обеспечивается не только при помощи межпозвонковых дисков, суставов и довольно мощного связочного аппарата, но и за счет активности скелетных мышц. По словам известного отечественного специалиста в области вертебрологии, физической реабилитации и лечебной физической культуры, профессора В.А. Епифанова (2004): «Мышцы туловища – это не только двигательный, но и структурный элемент, без которого прочность позвоночника мало отличается от нуля». Однако, биомеханика человеческого тела такова, что при глубине наклона туловища более чем на 15-20° от вертикали, указанные скелетные мышцы перестают оказывать активную поддержку пассивным структурам позвоночника (рис. 18).

Рис. 18. Компрессия (в Кг), переносимая поясничными межпозвонковыми дисками, в зависимости от позы человека (по Слынчеву П. и соавт., 1978).

В этой ситуации основная часть нагрузки перераспределяется на межпозвонковые диски и суставы, и их связочный аппарат, функционально не предназначенные для длительного выполнения подобной опорной функции. Со временем, такое механическое воздействие, способно вызвать синдром тканевого перенапряжения, который проявляется в компенсаторном уплотнении, спаянности, фиброзировании хрящевых и связочных структур позвоночника. В первую очередь, страдают межпозвонковые диски, которые теряют свои эластические и амортизационные свойства, в них накапливаются микроповреждения, создаются условия для деформации и последующего нарушения их целостности. При этом нужно учитывать, что «выключение» мышц спины и живота из процесса стабилизации позы касается только поддержки ими позвоночника и не приводит к снижению нагрузки на саму скелетную мускулатуру. Наоборот, при наклонах туловища, превышающих 15-20°, нагрузка на мышечный аппарат резко возрастает (Аруин А.С., Зациорский В.М., 1988; Епифанов В.А., 2004; Горшков С.И., 1979; Левит К. и соавт., 1993), что было подтверждено и нашими собственными исследованиями. 

Рис. 19. Амплитуда биоэлектрической активности некоторых скелетных мышц при работе в оптимальной позе и рабочей позе – 1.

Анализ электромиограмм показал (рис. 19), что амплитуда биоэлектрической активности мышц спины и ног была уже изначально выше, чем в РП-2,-3 (крестцово-остистой в 4-4,5 раза, большой ягодичной в 1,5 раза, двуглавой бедра в 2-2,5 раза, икроножной в 1,2 раза), а ее динамика характерна для электромиографической картины выраженного глубокого утомления при статических усилиях (рис. 20).

Рис. 20. Электромиографическая картина выраженного глубокого мышечного утомления при статических усилиях при массировании в рабочей позе – 1 и ее трансформация с развитием мышечного утомления. Испытуемый К., мужчина 26 лет, стаж работы массажистом 3 года.

Продолжавшееся в течение первых 30 минут массирования, непрерывное нарастание амплитуды биоэлектрической активности крестцово-остистой мышцы (фаза «компенсированного утомления»), затем сменилось ее резким снижением в последней трети сеанса (фаза «декомпенсированного утомления»). Параллельно с этим, происходило увеличение активности большой ягодичной мышцы и двуглавой мышцы бедра, первоначально выполнявших вспомогательную роль при удержании наклонного положения туловища и постепенно принявших на себя основную нагрузку. Визуально, данный процесс проявлялся как трансформация позы. В начале, не смотря на глубокий наклон, контур спины был довольно ровным, а ноги слегка согнуты в коленях и тазобедренных суставах. С развитием мышечного утомления, т.е. по мере снижения активности крестцово-остистой мышцы, контур спины становился все более округлым, а ноги практически полностью выпрямлялись. Кроме того, по мере нарастания утомления мышц спины и ног, испытуемые нередко стабилизировали равновесие своего тела за счет опоры на одну из рук или колено, непроизвольно стремясь хотя бы на время снизить нагрузку на мышцы. Значительное напряжение мышц, ответственных за поддержание рабочей позы, субъективно оценивалось испытуемыми как чувство усталости, онемения, ломоты, жжения и боли в области поясницы, ягодиц и бедер (рис. 21).

Рис. 21. Зоны локализации дискомфортных ощущений (заштрихованы сеткой) при массировании в рабочей позе – 1.

Повышенная мышечная активность вынуждала сердечно-сосудистую систему функционировать более напряженно, чем в РП-2,-3. Частота сокращений сердца уже на 1-й минуте массирования составляла 156±4 уд/мин (+58,9%), а к 30-45 минутам, возрастала до 168±4 уд/мин (+76,5%). Согнутое положение туловища затрудняло деятельность аппарата внешнего дыхания. Пневмограмма показала, что в РП-1 дыхание испытуемых было не только поверхностным и учащенным (глубина дыхания меньше на 52%, частота дыхания выше на 42% от аналогичных показателей РП-2,-3), но и неритмичным, с задержками по 4-6 секунд (рис. 22).

Рис. 22. Пневмограмма при выполнении двойного кольцевого разминания в рабочей позе – 1. Небольшие колебания амплитуды сигнала в зоне, обозначенной на рисунке как «задержка дыхания», обусловлены ритмичным сокращением мускулатуры груди и спины при выполнении приемов, что фиксировалось аппаратурой как изменение размеров грудной клетки.

Однако, в отличие от РП-4, основную роль в затруднении деятельности аппарата внешнего дыхания, играло не вынужденное положение рук, а чрезмерное сгибание туловища, которое приводило к ограничению подвижности ребер и механическому давлению на диафрагму органов брюшной полости.
Одновременно с перечисленным, необходимо учитывать, что согнутое положение туловища приводит еще и к сдавливанию органов брюшной полости и таза, а также к затруднению кровообращения в воротной вене (v. portae). По оценке Л.К. Аржеласа (1927) – по нашим данным, вероятно единственного отечественного специалиста, изучавшего проблему профессиональной заболеваемости массажистов, длительное воздействие на организм двух этих факторов, может явиться причиной развития застойных явлений, варикозного расширения вен, появления запоров, геморроя, ослабления мышц тазового дна, а у женщин – различных гинекологических патологий. 
Таким образом, на основании обобщения и анализа полученных данных, нами рекомендуется следующая методика определения оптимальной (т.е. наиболее подходящей для данного конкретного человека) высоты массажного стола: специалисту необходимо вплотную стать к его краю, ступни и колени полностью выпрямленных ног должны касаться друг друга, туловище держать прямо, плечи развернуть, руки свободно опустить вниз (рис. 23).

Рис. 23. Определение оптимальной высоты массажного стола в соответствии с индивидуальными антропометрическими данными массажиста.

Высота стола находится в оптимальных пределах, если его поверхность располагается в диапазоне, ограниченном следующими антропометрическими точками (ориентирами): снизу – пальцевая точка (кончик ногтевой фаланги 3-го пальца), сверху – фаланговая точка (тыльная сторона средних фаланг сжатых в кулак пальцев). 
В соответствии с наиболее актуальными на настоящий момент данными о статических и динамических антропометрических признаках человеческого тела жителей европейской части России (Стрелков Ю.К., 2003; Строкина А.Н., Пахомова В.А., 1999), а так же результатов наших собственных антропометрических измерений (рис. 1), среднестатистический рост мужчин составляет 175 см (высота пальцевой точки над полом – 66 см, фаланговой – 77 см), а женщин – 163 см (высота пальцевой точки над полом – 63 см, фаланговой – 73 см). Исходя из этих сведений, ориентированные на российский рынок производители специализированной мебели для кабинетов массажа, должны выпускать массажные столы, высота которых регулируется не менее, чем в диапазоне 60-80 см. При соблюдении этого условия, более 90% массажистов (мужчин и женщин) получат возможность трудиться в оптимальных условиях. 
Особое внимание всех компетентных специалистов, нам хотелось бы привлечь к необходимости внесения эргономически обоснованных корректив в Отраслевой стандарт по организации массажа в лечебных учреждениях ОСТ 42-21-16-86 ССБТ, так как указанная в нем высота стола 80 см слишком велика не только более чем для 95% женщин (80 см примерно соответствует уровню шиловидного отростка лучевой кости), но и является верхней границей оптимального диапазона для мужчин.
Для более точной регулировки высоты стола целесообразно руководствоваться следующими критериями.

Рис. 24. Варианты регулировки высоты стола в зависимости от поперечно-сагиттальных размеров тела массируемого: а – стол на уровне пальцевой точки (нижняя граница оптимального диапазона); б – стол на уровне фаланговой точки (верхняя граница оптимального диапазона).

В том случае, когда предстоит выполнять приемы с большой интенсивностью (т.е. глубиной) воздействия на ткани: массирование человека с развитой мускулатурой или же значительными жировыми отложениями (рис. 24,а), то рекомендуется отрегулировать высоту стола на уровне пальцевой точки. Поверхность массируемого участка будет располагаться несколько ниже общего центра тяжести тела массажиста, что позволяет повышать интенсивность воздействия не только путем увеличения мышечных усилий, но и за счет эффективного использования веса и инерции движения туловища. Важно, что при этом специалист не теряет равновесие (т.е. не падает на пациента) и может достаточно точно контролировать прилагаемые усилия и интенсивность воздействия. 

Рис. 25. При массировании ребенка, размеры тела которого намного меньше размеров тела взрослого человека, высота стола должна находиться на уровне фаланговой точки (верхняя граница оптимального диапазона).

Если же при проведении сеанса не предполагается выполнение приёмов с большой силой и интенсивностью: некоторые частные методики массажа при заболеваниях, массаж ребенка (рис. 25), либо поперечно-сагиттальные размеры тела пациента невелики (рис. 24,б), то целесообразнее выбрать высоту стола на уровне фаланговой точки, чтобы наклон туловища был минимальным. 
Еще одним важным эргономическим параметром массажного стола является его ширина. Стол должен быть достаточно широким (просторным) для комфортного, абсолютно расслабленного расположения на нем пациента, но одновременно с этим нужно учитывать, что чрезмерная ширина ложа вынуждает массажиста трудиться с глубоким наклоном туловища и вытянутыми руками, фактически, сводя к нулю все усилия по оптимизации рабочей позы за счет точной регулировки высоты стола (рис. 26).

Рис. 26. Несмотря на точно отрегулированную высоту стола, его чрезмерно широкое ложе вынуждает массажиста трудиться в неудобной рабочей позе.

Производители оборудования стараются найти компромисс между двумя этими требованиями, придавая поверхности ложа стола сложную вогнутую форму или снабжая трансформируемыми, съемными подставками для рук, подлокотниками. 
На основании результатов собственных исследований, практического опыта работы, а также антропометрических данных жителей России (Стрелков Ю.К., 2003; Строкина А.Н., Пахомова В.А., 1999), нами рекомендуется ширина стола в пределах 55-65 см. 
Надеемся, что результаты наших исследований будут полезны для самого широкого круга людей, чья профессия связана с массажем: преподавателей учебных заведений и курсов, практикующих массажистов и конечно для тех, кто только лишь приступил к его изучению. Кроме того, полагаем, что данные, приведенные в настоящей публикации, представляют интерес для руководителей различных учреждений и организаций (медицинских, оздоровительных, спортивных, SPA-индустрии и салонов красоты), в которых предоставляются услуги массажа, а также для производителей массажного оборудования и мебели.

Массажные столы в нашем магазине >>

Таблица№1.

1. Латогуз С.И., 2001, 2007 Высота массажного стола должна быть на 5 см выше коленного сустава массажиста (около 50 см)
2. Погосян М.М., 2002 50-70 см
3. Васичкин В.И., 1991, 1993 50-70 см
4. Кондрашев А.В., Ходарев С.В., Харламов Е.В., 2005 50-70 см
5. Фокин В.Н., 2002 60-80 см
6. Ефименко П.Б., 2001 Стоя «смирно», руки по швам, концы выпрямленных пальцев должны касаться поверхности стола (около 66 см)
7. Макаров В.А., 1975 70 см
8. Саркизов-Серазини И.М., 1963 70 см
9. Тюрин  А.М., Васичкин В.И., 1986 70 см
10. Леонтьев А.В., 2004 В положении стоя, руки выпрямлены и опущены вниз, массажист должен касаться поверхности стола средними фалангами пальцев (около 70 см)
11. Крамаренко В.К., 1953 70-75см
12. Дунаев И.В., 2000 В положении стоя, руки выпрямлены и опущены вниз, собранные в кулак пальцы должны касаться поверхности стола тыльной стороной основных фаланг (около 75-77 см)
13. Куничев Л.А.,1984 70-75 см,
14. Заблудовский И.З., 1903 77 см
15. Далихо В.А., Хазе Х., Краусс Г., Райхерт Х., Шуман Н.Л., 1983 75-80 см,  высота должна быть  стабильной по соображениям устойчивости
16. Белая Н.А., 2001 80 см
17. Вербов А.Ф., 1966 80 см
18. ОСТ 42-21-16-86 ССБТ 80 см
19. Штеренгерц А.Е., Белая Н.А., 1992 70-90 см
20. Дубровский В.И., 2001 70-90 см

 

 

Категории статей: