У вас заболело горло. часть 2

Массаж.ру

Наш консультант Владимир Шин бегло просмотрев текст, кивнул: "Все верно", - но тон, каким это было сказано, нам не понравился, и мы потребовали объяснений.
- Понимаете, - сказал он, - я не могу справиться с чувством досады. Великий Риго - и ничтожный тонзиллит.
- Но и великий Толстой не гнушался писать азбучные рассказы для крестьянских детей.
- Это разные вещи, - не согласился Шин. - У Толстого даже самые примитивные тексты вырастают из концепции. И у Риго в предыдущих текстах доминировала концепция. Идея, объединяющая врачуемый организм и врачующую энергию в саморазвивающуюся целостность. Именно в этом был смысл и неотразимость его концепции. А в этом материале, простите, я не вижу Риго. Обычный набор точек. Есть тело, но нет души.
Мы приуныли. Просто пользы, просто истины нам уже было недостаточно. Мы желали красоты.
- Выручай по старой дружбе, - попросил Шина редактор отдела Илья Толстой.
- Да ты что! - возмутился Шин. - Мне - дополнять Риго? Да я стану посмешищем в глазах коллег!
- Никто тебя не просит ни дополнять, ни поправлять, - сказал Петр Плиев. - Ты просто прокомментируй. Ведь даже тексты Будды комментируют - и ничего.
Последний аргумент произвел впечатление на нашего консультанта.
- Ну что ж, попробуем, - сказал он. - Что меня смущает в материале, так это подача его на двух уровнях. И в случае с зубной болью, и при лечении горла Риго дает одну программу, как мы говорим, для дураков, и вторую - для дилетантов. Лично я бы ограничился первой (Риго называет ее мини-программой), потому что дураков большинство, суррогат их вполне бы устроил - короче говоря, все были бы довольны.
- Не могу с тобой согласиться, - сказал Илья Толстой. - Когда у человека нет другой еды, кроме пшенной каши, он ею удовлетворяется. Но если его посадить за щедрый и разнообразный стол - откуда только у него берется вкус. Он сразу становится гурманом!
Шин с этим решительно не согласился:
- Нет, нет. Заблуждаетесь, ребята. Вкус - вырабатывается; он требует культуры (а значит - времени и избыточной энергии). И гурманство - тоже ягодка с косточкой. Целая философия. Философия, ставящая знак равенства между материальным и духовным (смысл жизни - в наслаждении от еды). Она обосновывает бездуховность. Ощущая свою духовную неполноценность (но не признаваясь в ней даже себе), гурман пытается компенсировать ее, создавая собственную иерархию ценностей - материальных, примитивных, значит, и вполне доступных. И это тоже требует избытка времени и энергии - а где их взять нашему герою? У студента нет ни того, ни другого - вот почему он предпочитает суррогат.
- Когда ты говоришь "студенты", мы согласны. Но ведь ты, Володя, пользуешься другим определением: "дураки"... Нехорошо. Должны тебе напомнить, что наши читатели - это будущий интеллектуальный потенциал страны.
- Сомневаюсь, - сказал Шин. - Это буферное поколение. Значит - потерянное. И даже то поколение, что идет следом и сейчас учится в шкоде, не многого стоит. Поэтому - как и во все времена - приходится рассчитывать на тех, кто сегодня ходит под стол.
Нам трудно было что-либо возразить на это; как говорится, поживем - увидим.
- Вот почему я уверен, - продолжал Шин, - что и профессор Риго, и вы напрасно адресуете эти материалы дилетантам. Профессора я еще могу понять: вы ему запудрили мозги, произведи впечатление - и он это впечатление перенес на ваших читателей. Но вы-то знаете, с кем имеете дело. И вам не хуже моего известно главное отличительное качество дурака - несамокритичность. И даже если вы ставите перед ним зеркало - он не может себя увидеть. Нечем. И понять, что он дурак, ему нечем тоже. А раз он не осознает свою дурь, он не останавливается на той границе, которую ему подсказывает здравый смысл и прямая указка: "до сих - для дураков, дальше - не моги", - и лезет куда не след, хотя не имеет для этого ни энергетических, ни умственных оснований. Естественно, разбивает лоб. И разочаровывается. Как в этом случае поступает любой разумный человек? Он ищет причину неудачи в себе. А дурак - в том инструменте, которым работал. В нашем случае - в рефлексотерапии. Причем заметьте, неудача ничему не учит дурака; он озлобляется; и для того, чтобы вернуть душевное равновесие и самодовольство, он находит простейший выход: самоутвердиться за счет предмета неудачи. В нашем случае - становится активным пропагандистом против рефлексотерапии... Короче говоря, - закончил Шин, - я считаю, что вам следует ограничиться программой для дураков и не претендовать на собственно лечение.
...Мы приведи этот фрагмент нашей беседы не для того, чтобы познакомить вас со взглядами Шина на социальные процессы - вам это, разумеется ни к чему, - но чтобы сформулировать проблему. А она есть. Уже после первого урока в редакцию стали поступать письма такого содержания: не влезайте в подробности; если можно снять дискомфорт одной точкой - идеально, тремя - тоже ничего; но все остальное - от лукавого; научите нас продержаться до встречи с врачом...
Мы думаем иначе. Именно поэтому - помимо болеутоляющих точек - мы продолжаем знакомить вас с программами, реализация которых гарантирует полное исцеление. Именно поэтому мы знакомим вас с концепцией, полагая, что механическая работа на точках в 2-3 раза менее продуктивна, чем осмысленная.
Но последнее слово за вами. Если вы полагаете, что все это ни к чему - мы готовы принять ваш вариант. Несомненно, освободившаяся журнальная площадь позволит ускорить публикацию рецептов профессора Риго.
Ждем ваших мнений.
- Первое, с чем мы должны определиться, - сказал Шин, - это вопрос: какую точку считать основной? Поскольку первое, что нас заботит, - это снятие симптома, болезненных ощущений, то и ответ напрашивается: это точки на яремной вырезке. Еще раз подчеркиваю: ограничившись ими, вы не излечитесь, максимум - остановите развитие болезни, но почувствуете себя лучше - несомненно.
Зачем же в мини-программе еще две точки?
Они были бы не обязательны, если бы болезнь - вся, целиком - вмещалась в пораженном органе. Но вы знаете, что в органе она только вылезает наружу. А истинное ее вместилище - весь организм. И это выражается тяжестью в теле, ломотой, слабостью, потливостью, ватой в голове, - у каждой болезни по-своему. Эти признаки не так ярки, как основной симптом, они запаздывают, но если вы внимательно прислушаетесь к себе, вы обнаружите, что они есть, уже есть! (Надеюсь, понятно, что речь идет только о больных.) И уделить внимание блокировке и погашению этого процесса не менее важно, чем местному дискомфорту.
Для этой цели и служат точки у основания ногтей. Не только на руках, но и на ногах. Их роль в нашем организме совершенно особая. Потому что именно здесь, на кончиках пальцев, энергетический поток меняет свой знак. Это очень энергоемкий процесс, и чтобы его обеспечить, в кончиках пальцев сконцентрирована большая энергия. (Вот отчего, кстати, кончики пальцев отличаются особой чувствительностью - ее обеспечивает энергетический избыток. Значит, если у человека холодные пальцы, это свидетельство, что он находится в глубокой энергетической яме и для поддержания жизнедеятельности брошены все резервы. В таком случае пальцы утрачивают свои особые свойства - ведь эти свойства ничем не обеспечены.)
Что же происходит, когда мы воздействуем на точки возле ногтей? Процесс можно описать так: 1) сообщаемый вами импульс как бы прокалывает информационный канал; 2) тотчас открывается меридиан, 3) конденсатор разряжается, энергетическая волна прокатывается через меридиан, приводя в активное состояние и его, и связанные с ним органы.
Из этого следует мораль: точки на кончиках пальцев используются для мобилизации организма.
Вот для чего профессором Риго введена в мини-программу точка шао-шан: она временно блокирует развитие болезни во всем организме.
От себя могу добавить, что шао-шан не одинока. Под ногтем большого пальца их три - с трех сторон основания. И функции их, и сила воздействия практически одинаковы. Так что смело их чередуйте - это позволит избежать травмирования кожи. Хотя должен сказать: капля крови именно из этих точек - только на пользу делу. Почему так - разговор особый; мое дело - предупредить, чтоб вы этим не смущались. Надеюсь, пока все понятно?
- Понятно все, - сказали мы, - но есть вопрос.
- Валяйте.
- Насколько твой комментарий укладывается в рамки концепции Риго?
- Укладывается полностью. Отсебятины здесь нет ни слова. Ведь вас интересуют взгляды не мои, а Риго.
- Ты пойми нас правильно, - попросили мы. - И не обижайся.
- Я вас понимаю, - сказал Шин, - и нисколько не обижаюсь. Я знаю свое место. Ну что, двинулись дальше?
Последняя точка мини-программы не менее замечательна и тоже заслуживает особого разговора.
Теперь речь пойдет о вторых точках всех меридианов. Вторых не по порядковому номеру, а вторых от края (например, от ногтей) на руках и на ногах.
Прошу запомнить раз и навсегда: если требуется сбить температуру - используйте именно вторые точки. Это классическая идея, Риго на нее не претендует, но он использует ее во всякой программе, где во время болезни возможно повышение температуры тела.
Кстати, прощупывая ладонную подушку большого пальца, мы легко обнаруживаем еще две точки. С уже известной вами точкой они образуют как бы пояс. Одна из них - посреди первой пястной кости - это меридианная точка юй-цзи (10-l), другая - внемеридианная. Действие всех трех идентично, так что можете смело пользоваться любой.
- Володя, а точка эр-цзянь у основания указательного пальца тоже способна понизить температуру?
- Она для этого и поставлена в развернутой программе. Так же, как и точка нэй-тин (у основания второго пальца ноги). Но их роль в данном случае все же вспомогательная, потому что для каждой болезни есть своя специфическая температуропонижающая точка - и профессор указал вам ее на подушке большого пальца.
На этом Шин закончил комментарий, и все наши попытки проделать то же самое с расширенной программой ни к чему не приведи.
- Не уговаривайте. Я не могу отказать вам в комментировании программы для дураков, но жевать мясо для дилетантов - значит поступиться собственными принципами.
Тем не менее еще один совет нам все же удалось из него выцарапать. Для этого привилось пойти на небольшую хитрость.
- Представляешь, Володя, - сказал Петр Плиев, - у меня никогда не бывает тонзиллита.
- Врешь.
- Ну ей-богу! Мне-то лучше знать.
- Божишься-то зачем? Я что - не вижу, где у тебя проколы? Могу и вслух назвать, да боюсь - в суд подашь за разглашение врачебной тайны.
- Ладно, уже и пошутить нельзя, - сказал Плиев. - Но ты можешь представить, что перед тобой человек, у которого не бывает тонзиллита? (Шин кивнул: могу.) Или скажем иначе: в горле гадость, но в бестемпературной форме.
- Понимаю, - сказал Шин. - Ты ленив настолько, что от одной мысли о работе на пальцах тебе становится тоскливо.
- Вот-вот. Если нет температуры - нельзя ли без них?
- Нельзя. Повторяю: любой частный дискомфорт - это когти какого-то большого, пока невидимого зверя. Но при ларингите и фарингите, если пока только, скажем, сел голос, могу посоветовать три точки, которые действуют именно на это.
Одну из них - жэнь-ин (9-lll) - вы знаете из расширенной программы. Она - на горле, сбоку, на уровне верхнего края щитовидного хряща. Вторая - рядом, на грудино-ключично-сосцевидной мышце - фу-ту (18-ll). Третья - с другой стороны от этой мышцы - тянь-чуан (16-Vl).
- Они могут заменить работу на яремной вырезке?
- Риго вам дал идеальный вариант. Всеобъемлющий. Эти же точки - все же частный случай.

"Студенческий меридиан" №11 1989 г.

 

Категории статей: