СПИД

Массаж.ру

что о нем думает профессор Мак-Иов Риго

Как показывает почта, читателей все вольте волнует проблема СПИДа. Специалисты предрекают, что в ближайшие 2-3 года нашему населению СПИДом будет нанесен колоссальной силы удар. Похоже, средства массовой информации смогли убедить, что так оно и случится. Поэтому в письмах все чаще встречается вопрос: "Что по этому поводу думает профессор Риго? Есть ли у него какие-либо рекомендации?" Наших читателей можно понять - ведь уроки профессора пользуются огромным успехом. У каждого, кто точно выполняет его предписания, лечоба получается быстро и радикально. Естественно, что у его поклонников и заочных учеников сложилось убеждение, что для такого великого мастера (который даже рак не считает роковым) и СПИД должен быть не необоримым противником, а просто болезнью - обычной в ряду других. Ну, может, не совсем обычной, и все-таки...

Вопрос нам понравился. Мы живо вспомнили, что еще пару дет назад он вызывал у большинства из нас разве что досужее любопытство. Мы знали, что это болезнь наркоманов и гомосеков; так пусть они и беспокоятся; а нам-то что? - мы не колемся, и проблемы секса (даже неловко такую простую вещь возводить в разряд проблем; написали по привычке - и менять не хочется; ведь и для вас этот стереотип означает ту же гамму, что и для нас, значит, вы нас сразу и правильно поймете) успешно решаем в обоюдном интересе и согласии с особами противоположного пола.
Но в последнее время без видимых причин ситуация вдруг резко обострилась. Не в нашей жизни (мы не стали другими), но в нашем сознании: мы все затрепетали перед СПИДом. И если прежде нас запугивали случайными связями, затем - циничным равнодушием, безграмотностью и нищетой нашей медицины, то теперь вдруг выяснилось, что против лома нет приема, и от СПИДа практически не застрахован никто. Нигде. Потому, что он в любой момент и в самой безобидной ситуации может настичь каждого из нас, как непорочное зачатие.
Признаемся: мы зашевелились задолго до того, как читатели стали донимать нас письмами, и, преодолев такой всем знакомый скепсис по отношению к официальной медицине, проштудировали годовые подшивки специализированных журналов, бюллетеней и вестников, изучили и все статьи специалистов. И пришли к неутешительному выводу: никто из них ничего толком не знает. Как же быть? Как жить под занесенным мечом судьбы, если он над головой, а ты понятия не имеешь, что может стать причиной удара?
Повод для звонка профессору искать не пришлось: мы получили дискету с очередным уроком - как лечить остеохондроз, - и позвонили в его парижский офис. Наше счастье, он оказался на месте. Несколько слов благодарности - и сразу вопрос:
- Профессор, что вы думаете о СПИДе?
- Ничего не думаю.
- Как же так? В мире - пандемия...
- Вселенские проблемы давайте оставим политиканам и администраторам. Наша же забота - конкретный человек.
- Независимо от того, чем он болен?
- Разумеется.
- Значит, вы считаете, что СПИД излечим?
- Как и любая другая болезнь.
- А избежать его можно?
- Несомненно.
Только тут мы сообразили, что плохо подготовились к разговору. Зная профессора, его ответы мы могли бы и предвидеть.
Чего мы желали меньше всего, так это выглядеть в глазах Риго пошлыми. А дело шло к тому: наши вопросы не тянули глубже банальностей из вечерней газеты.
Нужно было срочно спасать свою репутацию. Счет шел на мгновения. Мы переглянулись. Нас было пятеро (гл. редактор и сотрудники отдела), мы знали друг друга много лет и понимали друг друга без слов.
- Если бы СПИД не пришел сам, его бы наслал на нас Господь, - меланхолично сказал наш Спиноза Сережа Папин.
- Великолепно! - с ходу подхватил наш главный редактор и повернулся к толмачу. - Переводи: считает ли профессор, что появление СПИДа закономерно? что просто человечество созрело до очередной смертоносной пандемии, и если бы не СПИД, нашлась бы еще какая-нибудь напасть, не менее зубастая?
- Вот именно! - темпераментно воскликнул на том конце провода Риго. - Дело не в СПИДе - дело в нас самих.
С тех пор, как существует медицина, человечество лишь тем и занято, что старается перехитрить или поправить природу. Долго такие штуки не могут сходить с рук. Мы уже договорились с вами: за все нужно платить. И лучше платить своевременно, а то набегут проценты - без штанов останемся.
Как вы догадались, друзья, я имею в виду три вещи:
1) плохую наследственность,
2) хромосомные нарушения,
3) энергетические нарушения, а если сказать точнее - катастрофические потери энергии, которые приводят данного конкретного человека к тяжелой форме хронического заболевания.
Природа спасает вид механизмом естественного отбора. Продолжать род должно самое энергичное, самое удачное, самое живучее. Любой дефект пресекается, если не сразу, то через поколение, через два или три, но веточка, содержащая дефект, засыхает. А что делает человек? Из-за гормональных нарушений данная женщина не может забеременеть (природа "знает", что она - как попытка - не удалась), - так всю науку ставят на уши, исколят бедолагу, напичкают химией, создадут в ней искусственную среду, но своего добьются - оплодотворят! А потом всеми правдами и неправдами поддерживают в ней хлипкое равновесие - пока не родит. Эти умельцы утверждают, что помогли произвести полноценного человека, а я вас хочу спросить: чем он отличается от гомункулуса из реторты? Он живой? Безусловно. Жизнеспособен? Ничуть. Но женщина удовлетворила свой детородный инстинкт - и счастлива; в данный момент - счастлива, поскольку пока не подозревает, сколько физических и нравственных мук принесет ей это выстраданное, долгожданное и совершенно нежизнеспособное чудо. Мук - вместо счастья, которое несет с собой естественное, полноценное материнство...
И наука гордятся собой: ишь, чего сумели! Ученые удовлетворили любопытство, а до последствий им дела мало. Если б они задумались и были бы честны, они бы признали, что помогли родить "нежить" и урода, который будет множить с помощью таких же, как они, новых "нежитей" и уродов...
- Момент, профессор, - вклинился наш редактор. - А какое отношение все это имеет к СПИДу?
- Самое непосредственное. Мораль простая: поощрять деторождение нужно лишь у здоровых женщин. Если же об этом мечтает больная, сначала вылечите ее!
Та же самая история и с хромосомными нарушениями. К сожалению, наука перед ними пока бессильна. Но покажите мне того специалиста, который бы сказал человеку: не бери грех на душу, не взваливай на себя непосильный груз, который раздавит твою жизнь, а спастись позволит только ценой безнравственных поступков.
Наконец, самый распространенный случай, когда зачатие происходит во время болезни или сразу после нее (о воздействии алкогольного иди наркотического дурмана уже столько говорилось, что я их только упомяну). Например, почему опасен "обыкновенный", банальный грипп? Он настолько энергетически опустошает организм, что тот оказывается беспомощным перед любой инфекцией. Отсюда - тяжелейшие осложнения. Так неужто детородная функция при этом не ослабляется? И вы полагаете, что в яйцеклетку ослабленного организма будет вложен такой же энергетический заряд, как и в яйцеклетку здорового? То-то и оно! А это означает, что энергия генотипа и плода, и новорожденного будет заведомо ниже, чем у его более счастливых на родителей сверстников. Представляете? - он еще не родился, а его шансы уже значительно меньше, чем у них. Меньше во всем. Потому что он будет быстрее уставать, больше болеть, меньше видеть, чувствовать и понимать. Еще не родившийся, он уже обречен хитрить, ловчить, обманывать - иначе ему не уйти со вторых ролей. И самое ужасное в этой ситуации, что она неисправима. Как бы мудро он ни жид, как бы громко ни действовал, пытаясь исправить ситуацию, - ему ничто не поможет. Потому что потолок энергетики, заложенный в генотип, не в нашей власти поднять выше.
Не сомневаюсь, друзья, что теперь это рассуждение вам вполне по силам довести до конца.
- Если мы вас правильно поняли, профессор, СПИД - это не слепой меч, а как бы сито природы? Все, что соответствует норме, - задерживается в нем, все, что не соответствует, - проваливается...
- Образ удачный, - похвалил Риго. - В своих каждодневных трудах природа производит немало брака. Что-то гаснет и засыхает вроде бы само (а на самом деде - из-за того, что не поспевает за темпом жизни и спотыкается уже на малых препятствиях), а что-то оказывается живучим, цепким. Не настолько живучим, чтобы претендовать на первые роди, но достаточно - чтобы испортить звучание хора. Поэтому время от времени природа прибегает к сильнодействующим средствам. Прежде роль такого сита выполняла, скажем, чума. Потом - холера. Когда человек найдет противовес СПИДу, природа достанет из своей кладовки очередное сито.
"Благословенная чума" - все одновременно вспомнили мы строку из классики.
- Благословенный СПИД - не слишком ли экстравагантно, профессор?
- А вы предпочитаете банальность?
Нам стало стыдно, но в демагогии любой из нас был докой - и мы попытались отвести удар:
- Мы полагали, профессор, что есть вещи очевидные...
- Очевидность - это оправдание и аргумент для тех, кто не имеет энергии и мужества, чтобы увидеть предмет таким, каков он есть на самом деле. Как и любая болезнь - тот же грипп или рак - СПИД и не хорош и не плох. Он - объективная реальность, которая возникает в определенных обстоятельствах. Значит, нужно так построить свои личные обстоятельства, чтобы чудовище вас не заметило.
- Именно личные обстоятельства? Не общественные?
- Конечно. Ведь не все же болеют СПИДом - болеют отдельные люди. Далеко не каждый. Другое дело, что когда эти единички складываются, получаются цифры, которые способны произвести впечатление на кого угодно. И все равно нужно помнить, что каждый случай - частный, личный. Встречаются данный человек - и СПИД. И кто сильней, тот и берет верх.
- Следовательно, в одной и той же ситуации один человек заболеет и неминуемо умрет, другой - переболеет более иди менее тяжело, а третий даже не заметит атаки смертоносного вируса?
- Вы уже ориентируетесь в ситуации.
- Значит, жребий не слепой? И какую спичку - одну из трех - человек вытянет, - зависит только от его энергии?
- В конечном счете все сводится к этому.
- А как же дезинфекция? Одноразовые шприцы? Как же древнее правило "береженого Бог бережет"?
- Я не понимаю, молодые люди, вашего хода мыслей. - В голосе Риго мы явственно услышали досадную для нас смесь раздражения с разочарованием. - Я надеюсь, каждый из вас чистит зубы и моет руки с мылом несколько раз на дню. Это само собой разумеется. Тем не менее, некоторые из вас болеют, и болезни приходят именно этими путями. Значит ли это, что можно перестать мыть руки?
Мы поняли, что о проблеме одноразовых шприцев, которой живет наша страна, Риго даже не подозревает. Он даже не представляет, что можно пользоваться какими-то иными, допотопными средствами.
- То есть, беречься все-таки нужно?
- А как же! Беречься хотя бы для того, чтобы выиграть время и собраться с силами, накопить энергию, и когда СПИД постучит в вашу дверь, ответить ему: проваливай-ка, братец, не теряй времени - эту дверь тебе не открыть.
- А чем вы объясните, что СПИД в первую очередь стал косить наркоманов?
- Да тем же! Ведь наркоманом становится не всякий. Наркотик - это средство, чтобы компенсировать нечто, недополученное у жизни. Нормальный, энергетически полноценный человек никогда не станет наркоманом: действуя, он вполне удовлетворяет все свои запросы, все свои потребности. Следовательно, тяга к наркотику - это клеймо: в организме что-то не так. И употребление наркотика - компенсируя эту неполноценность - снимает потребность действовать, барахтаться, бороться. И тем усугубляет ситуацию: человек начинает терять даже те жалкие запасы энергии, что у него были. Его дверь открыта СПИДу настежь, и как бы он ни берегся, ничто его не спасет. Посудите сами: если бы все дело было в дезинфекции - одноразовые шприцы стали бы для них панацеей. Ведь они же не сумасшедшие. Пусть в тумане, в мареве, но они же хотят еще пожить! Но уж как они ни ухищряются, СПИД бьет их без промаха.
- Вы хотите сказать, что все наркоманы обречены?
- Я не думал об этом. Но, скорее всего так оно и будет.
- А как узнать, кто из нас уязвим? у кого есть дефекты?
- Те, кто регулярно болеет, тем более хроники, должны знать, что они находятся в зоне риска.
- И что же?
- Пусть переменят образ жизни. Для них сегодня каждый день идет в счет.
- А кому можно не тревожиться о своей судьбе?
- "Береженого Бог бережет" - это ваши слова, молодые люди. Девиз правильный. Беречься должен каждый. Но в любой борьбе наилучшая защита - это нападение. Ваше нападение - это накапливание энергии, накапливание здоровья. Тогда все ваши системы (в том числе и иммунная) будут в порядке, и СПИД обойдет ваш дом, даже не постучав.
- У меня есть для Риго вопрос на засыпку, - сказал Петр Плиев, и, когда наш редактор ему кивнул, он повернулся к толмачу: - Переводи. У нас в журнале публикуется исследование о таланте. Так вот, там утверждается, что наш энергопотенциал может быть трех качественных уровней: 1) эмоций, 2) чувств и 3) интуиции. Уровень эмоций - это диапазон, в котором находятся люди с неполноценным развитием, задавленные в детстве неправильным воспитанием и болезнями...
- Не продолжайте! - перебил Риго. - Все понял. Прекрасная идея. Уровень эмоций, уровень чувств, уровень интуиции... как бы ступени нарастания творческой потенции... Отлично! Чем выше качество энергии - тем выше творческий потенциал. То есть, творческая потенция является своеобразным мерилом здоровья...
- Нет, профессор, не потенция, - совсем осмелел Плиев. - Творческая активность. Потому что о потенции можно судить лишь тогда, когда она реализуется.
- Браво! - ликовал в своем парижском офисе Риго. - Мне стыдно, что я не сообразил это сразу. Тем не менее это всего лишь следствие. А главная идея: чем выше творческая активность - тем выше защищенность организма от любой напасти. В том числе и от СПИДа. Гениальных людей - если они вели разумный образ жизни - всегда отличало удивительное здоровье. Не правда ли - вашим молодым читателям есть о чем подумать?..
Сколь много здесь истины - судить не нам. Мы оставляем на совести Риго его своеобразный взгляд на СПИД. Мы только выполнили пожелание читателей и постарались быть предельно точными в изложении мыслей знаменитого профессора.

"Студенческий меридиан" №5 1991 г.

 

Категории статей: