Массаж при онкологии

Массаж.ру

Данная статья написана Американским преподавателем массажа Гейл Макдональд. Она автор таких книг как «Лечебные руки. Массажная терапия для людей с раком» и «Массаж для пациента больницы»

В России на сегодняшний день злокачественные и доброкачественные опухоли являются противопоказанием для массажа.

Когда я начала работать в сфере онкологического массажа в 1994 году, невозможно было найти какую-то учебную литературу по этой теме. Мне приходилось учиться методом проб и ошибок. Так как уже в те годы я была квалифицированным массажистом, ошибок я совершила немного, но всё же они были.

На самом деле, я не люблю такой подход – я предпочитаю мотивировать людей хорошими примерами. Однако в этот раз хочу поговорить именно об ошибках, совершенных мной и некоторыми другими терапевтами, имевшими дело с людьми, больными раком. Я ненавижу ошибаться, но я не могу отрицать, что в моём случае ошибки были моими лучшими учителями – именно они привели меня к успеху в этой сфере. Мне было тяжело смириться с ними, но они определенно пошли на пользу моей практике.

Первая и, вероятно, самая ужасная врачебная ошибка, которую я наблюдала, произошла в 2000, когда я только открыла свои курсы по онкологическому массажу после шести лет работы в клинике. У одного из пациентов моего студента за несколько суток вновь  развилась лимфедема, потому что во время массажа мой студент не рассчитал интенсивность массажа в области между лопатками. Буквально на наших глазах у клиента появилась опухоль. Несмотря на то, что клиент сам просил массажиста посильнее размять эту область, виноват в таком случае, несомненно, массажист, ибо он профессионал. 

Этот случай убедил меня в том, что у меня недостаточно знаний о массаже клиентов с риском развития лимфедемы. Я быстро изучила эту проблему и сразу же внесла изменения в программу, по которой обучала своих студентов. Тогда я первый раз с головой окунулась во все аспекты и сложности работы с клиентами, которые только что прошли курс лечения и имеют риск рецидива. 

Чтобы успокоить себя, я должна была вынести из этого случая урок. Большую роль в этой ситуации сыграло также моё самолюбие – я осознала, что в мире есть много специалистов, которые разбираются в этой проблеме лучше, чем я, и их клиенты получают гораздо более эффективную терапию, чем мои.

Следующий шаг

Много лет назад специалисты, которые вели курсы онкологического массажа, вынуждены были бороться с расхожим мнением, что рак является противопоказанием для массажа, так как он может только усугубить болезнь. Теперь, благодаря генетическим и биохимическим исследованиям мы знаем, что массаж в подавляющем большинстве случаев не влияет на метастазирование. Перед нами сейчас стоит новая цель – ввести курсы онкологического массажа в программу обучения всех будущих массажистов.

Пациенты с этим заболеванием буквально вверяют себя в наших руки. Я хочу, чтобы их доверие к нам оправдывалось результатами лечения. Такие клиенты крайне ранимы, уязвимы к любому неправильному воздействию, у них всегда повышен риск развития лимфедемы, они боятся чужих прикосновений – трудностей перед терапевтом встает немало. Эта статья – не инструкция по их лечению. Её вы в наше время можете найти на специализированных ресурсах в интернете или в книгах. В этой статье я объясню, почему все массажисты должны обладать базовыми знаниями и навыками работы с клиентами с онкологическими заболеваниями. Мы затронем долгосрочные побочные эффекты массажа как у больных в стадии ремиссии, так и проходящих терапию.

Финала всех приведенных ниже историй можно было избежать, выбрав правильную стратегию лечения. Мне не очень комфортно преподносить это в таком виде – я чувствую себя строгой матерью, которая говорит своим детям, что, если они себя будут плохо вести, то их украдет Баба-Яга. Я уже напугала вас историей о пациенте с лимфедемой. Считаю, что это не очень эффективно. Однако иногда уместно просто сказать: «Не делай этого, иначе кто-то пострадает!».

Учимся на чужих ошибках

Через несколько месяцев после прохождения курса лечения рака груди, Мария решила посетить пару сеансов массажа. Она записалась к массажисту, который не знал, как работать с клиентами, прошедшими курс лечения от онкологии. Неуверенный в себе терапевт сразу признался Марии, что её случай слишком сложен для него и вышел из кабинета, чтобы проконсультироваться с владельцем клиники – уважаемым и квалифицированным специалистом. Тот заверил  массажиста, что его квалификации достаточно для проведения данной терапии. В конце концов, Мария получила от сеанса один лишь дискомфорт и после этого избегала массажа больше года.

Такие истории студенты хорошо запоминают. В будущем они могут забыть что-либо из учебной программы, но истории, рассказанные преподавателем, останутся с ними навсегда. За 11 лет я научила около 2000 массажистов базовым принципам массажа людей после прохождения курса лечения рака, а еще около 500 студентов научила работать с онкологическими больными в условиях стационара. Эти массажисты уже провели несколько тысяч сеансов. Именно поэтому историй я могу рассказать бесчисленное множество. Эти истории влияют на студентов сильнее, чем рассказы о влиянии химиотерапии на количество лейкоцитов или повреждение жизненно важных органов человека радиацией из-за лучевой терапии. В каждой из них описан далеко не единичный случай. Запомните их, и они послужат вам и как терапевту, и как учителю.

«Меня словно машина сбила»

 

Большую часть историй можно озаглавить одинаково – «Меня как будто машина сбила». В этих историях массажисты во время сеанса не рассчитали свою силу.

Типичная реакция организма клиента, перенесшего курс лучевой или химиотерапии – насморк, кашель, боль в горле, головокружение или боль на протяжении трёх дней. Такие истории мне рассказывали как клиенты, так и массажисты. Несмотря на то, что сильное давление многими клиентами субъективно оценивается как приятное ощущение, после сеанса возможно ухудшение самочувствия.

Вилли, если мне не изменяет память, был единственным моим пациентом, который после чересчур интенсивного массажа ощущал боль. До массажа он перенес операцию по трансплантации костного мозга. Его врач, взглянув на показатели его крови, которые были в порядке, разрешил ему пройти курс массажа. К слову, я сказала его массажисту, чтобы он не применял слишком интенсивное давление. После сеанса Вилли проснулся семь раз за ночь от боли, причиной которой он счел именно массаж. Все оставшееся время пребывания в клинике он отказывался от массажа.

Массажист дважды делал массаж мужчине, который прошел курс химиотерапии для лечения рака желудка. Помимо рака, он страдал от проблем с поясницей и поэтому записался на сеанс массажа. Проблемы с поясницей не имели ничего общего с раком, и терапевт решил, что для применения интенсивного давления нет никаких противопоказаний. После каждого сеанса клиент чувствовал себя ужасно. Терапевт не понимал, что побочные эффекты химиотерапии влияют на весь организм, а не только на область локализации опухоли.

Диана, страдавшая от рака, еженедельно посещала массажиста. Её диагноз поначалу был для неё настоящим шоком. Она даже ходить не могла в первые пару дней. От огромного количества врачей, тестов, анализов и процедур её самочувствие только ухудшалось. У неё был один шанс выжить – билатеральная мастэктомия, после которой у неё начались постоянные боли. В этот период Диана и не задумывалась о массаже, но когда боли ушли, она записалась к специалисту.

У нее не было постоянного массажиста, и она не посещала сеансы регулярно. Диана сказала, что у неё недавно была операцией, и ей нужна дополнительная подушка под грудь. Она думала, что этого будет достаточно, ведь она уже научилась спокойно спать на животе. Но в этот раз всё было по-другому. Боль была невыносимой. Ей хотелось, чтобы сеанс поскорее закончился. Все дело было опять в интенсивности давления – хотя Диана сама призналась, что всегда просила массировать некоторые области интенсивнее. Защищая массажиста, Диана сказала, что сама выбрала массаж глубоких тканей. По её словам, больше она на это никогда не решится.

После операции по удалению опухоли молодой человек не мог согнуть пальцы левой руки. Он посчитал, что массаж может ему помочь. Он записался на прием, и в первый раз массажист приложил давление средней интенсивности. Однако клиент настоял на том, чтобы массажист давил немного сильнее, так как у него была снижена чувствительность.   Через три сеанса рука сильно разбухла выше локтя и начала синеть. Причиной всему оказались бактерии – место разреза после операции, видимо, плохо обрабатывалось. Пришлось вызывать скорую.

Как я говорила, в этой статье я не буду подробно разбирать причины случившегося. Цель моих рассказов – убедить вас в необходимости проводить тщательный анализ текущего состояния вашего клиента перед началом лечения. А для всего сообщества массажистов моя статья – призыв к анализу готовности современных массажистов и мануальных терапевтов к приёму и терапии больных с онкологическими заболеваниями.

Конечно, я могла бы рассказать еще о  клиентах с нейропатией после химиотерапии, которые страдали неделями от боли в ногах после массажа, о клиентах, получивших травму при мануальной терапии из-за повышенной хрупкости костей после лучевой терапии, о клиентах, которых рвало во время сеанса из-за слишком сильного давления массажиста. Однако я хочу уделить больше внимания наиболее проблемной группе клиентов  – с повышенным риском лимфедемы.

Терапия таких клиентов наиболее чревата неожиданными последствиями. И они сами об этом знают.  Лимфедема – это отёк мягких тканей, чаще рук и ног, вследствие нарушения оттока лимфы, накопления богатой белком жидкости в интерстициальном пространстве. Многие люди, которые прошли лечение от рака, рискуют этим из-за удаления лимфатических узлов и / или излучения в кластеры узлов в области шеи, подмышечной впадины и паха. К сожалению, множество случаев лимфедемы были вызваны чересчур интенсивным массажем. Проведение терапии  таких клиентов – сложная задача, так как любое неосторожное движение может вызвать опухание мягких тканей. Однако таких инцидентов можно избежать.

Однажды клиент в панике прибежал к одному из моих учеников с жалобой, что после легкого массажа шеи на встрече больных раком у него могла развиться лимфедема – специалист на встрече  давил слишком сильно. Он думал, что терапевт знает, что делает – это же была встреча для пациентов, больных раком. Когда он пришел домой, он забеспокоился, думая, что лимфедема могла распространиться. К счастью, всё обошлось, но этот клиент больше никогда не посещал сеансы массажа из-за страха провоцирования распространения лимфедемы. 

Не всем так повезло. У Линды, массажиста по профессии, страдающей от рака груди, лимфедема развилась после мастектомии. С большим трудом распространение лимфедемы удалось остановить. Через год произошел рецидив, с которым также долго боролись её лечащие врачи. Ей пришлось шесть лет носить компрессионный рукав, чтобы сдерживать распространение заболевания.

После окончательного выздоровления, её дети подарили ей сертификат в СПА. С её рукой всё было в порядке, и она решила, что ей можно посетить сеанс массажа. Массажист ничего не спросил у  Линды по поводу её проблемы, и она сама предупредила его. В массаже применялись камни, которые показались Линде слишком горячими. Линда думала, что массажист знает, что делает. Он дал в руки Линде камни и сказал держать их. Линда вспомнила, что её лечащий врач предупреждал её, что тепло может усугубить её проблему. Она решила ничего не говорить, ведь она считала, что с ней работает профессионал. Линда ошиблась. На следующее утра её левая рука очень сильно распухла. Ей пришлось вновь накладывать дренаж, чтобы не допустить дальнейшего развития лимфедемы. Через несколько недель рука Линды вернула себе первоначальный размер, и она смогла снова носить компрессионный рукав.

Анна, специалист по онкологическому массажу, перед мастэктомией решила пройти курс массажа у специалиста, которого ей посоветовали коллеги. Она очень надеялась, что это поможет ей подготовиться к лучевой терапии и операции. Она заранее сказала массажисту, что у неё уже была лампэктомия, лучевая терапия, и имеется риск лимфедемы.  Массажист даже ничего не записал и сразу попросил Анну лечь на стол. Анна была очень взволнована и плохо понимала, что массажист говорит и делает.

Как оказалось, давление вновь было слишком сильным для пациента с риском лимфедемы. Однако спустя несколько минут Анна поняла, что массажист вообще не осознает риска – давление было невероятно сильным. К концу массажа Анну сильно тошнило, и через день её рука распухла – у неё развилась лимфедема. Также у неё начался насморк, головная боль, она постоянно чихала. Эти симптомы не покидали Анну вплоть до операции.

После столь неудачного опыта Анна никому не позволяла даже прикасаться к себе. Как вспомогательную терапию лимфедемы Анна выбрала плавание. И только спустя 18 месяцев она снова записалась на массаж, уже к своему знакомому и проверенному специалисту. 

С одной стороны, клиент должен сам говорить массажисту обо всём, что его беспокоит. Но и массажист несёт большую ответственность перед клиентом, ведь его задача – создать доверительные отношения с клиентом, что позволит ему открыться перед массажистом и рассказать обо всём, что его тревожит.

Обучение основам онкологического массажа в наши дни

В наше время школы массажа больше не рассказывают студентам сказки о том, что массаж приводит к распространению метастаз. Это большой шаг вперёд. Однако все учат по-разному. Кто-то советует консультироваться с лечащим врачом клиента. Однако зачастую лечащие врачи мало знают влиянии массажа на развитие рака и не могут помочь в выборе стратегии лечения. Некоторые говорят, что рак – не противопоказание для массажа, однако выполнять данный массаж должен исключительно квалифицированный специалист. Я разделяю эту точку зрения.

К сожалению, не все школы справляются с обучением своих студентов. Лишь в нескольких школах уделяется много часов обучению работе с онкобольными. Это тоже большой шаг вперёд. К слову, я замечаю, что многие массажисты стали принимать информацию о том, что массаж не приводит к метастазированию, слишком однобоко. Метастазы никогда не были препятствием для массажа. Настоящими проблемами всегда были осложнения после операций и побочные эффекты химио - и лучевой терапии и риск развития лимфедемы. Помимо этого, препятствиями могут быть физические недостатки клиентов после операции, повышение хрупкости костей, хронические боли – и это далеко не весь список сопутствующих проблем.

Нет никакой статистической оценки количества квалифицированных специалистов в области онкологического массажа.  Скорее всего, таких специалистов не больше 0,15% от общего числа и около 10-20% знают основы терапии таких клиентов. Однако практически все специалисты в своей практике встречаются с онкобольными клиентами. Этого не избежать.

Самые главные вопросы, вытекающие из этой статьи – каков оптимальный подход к клиентам с раком? Достаточно ли подготовлены современные специалисты для терапии таких клиентов? Должны ли курсы по обучению терапии таких больных входить в общий курс обучения?  Несмотря на всю пользу ошибок, иногда они могут быть фатальными, и основная их причина в большинстве случаев – нехватка опыта и знаний. Благодаря современной науке, сейчас о раке мы знаем гораздо больше, чем в 1994.  Я мечтаю о том, что когда-нибудь пациенты после курса химио - или лучевой терапии смогут просто оставить все свои сомнения, лечь на массажный стол, расслабиться и ощутить, как каждое прикосновение массажиста помогает организму выздороветь. 

 

Категории статей:

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: