Урок №1

 
Массаж.ру

"Ст. М." предупреждает: самолечение не заменяет здравоохранения.
РИГО: если у вас есть малейшее сомнение - немедленно обратитесь к врачу. )

Мы обещали (№ 8 за 1988 познакомить вас с курсом общедоступной мануальной терапии (ведущий - профессор Мак-Иов Риго). Сегодня - первый урок.
- Итак, будем лечиться? - спросил Мак-Иов Риго.
- Будем, профессор,- дружно отозвались мы.
- А не боитесь?
- Неужели будет так больно? - жалобно пискнула учетчица из-за широкой спины главного редактора.

- Не так чтоб очень,- усмехнулся профессор,- но потерпеть придется. Болезнь уходит с болью.
- Уходит! Уходит! - радостно подтвердил Петр Плиев, демонстративно нажимая пальцем на щеку, за которой несколько минут назад еще гнездилась боль.
Мы согласились терпеть.
- Ну что ж, вы уже знаете первое правило: болезнь уходит с болью.
(В обиходе профессор пользуется веселеньким франко-англо-немецким лингвистическим винегретом, эдаким вола-пюком, отчего перевод - мягко говоря - затруднен. Так, первое правило профессора у нас в народе бытует в более простой и образной форме,- боль врачует,- но ведь такие параллельные находки удаются далеко не всегда. А материал обязывал думать в первую очередь не о стиле, а о сути, обязывал быть максимально близким к тексту. "Это же не проза! Это же лечоба!" - как резонно парировала наши замечания группа добровольцев-толмачей. Поэтому редакция, подавив гордыню, заранее приносит извинения за возможные издержки в качестве перевода.)
- Имеется в виду любая боль? - деловито поинтересовался один из переводчиков.
- Разумеется, нет. Только- рукотворная.
Тут мы поняли, что нам повезло. Как и всякий истинный спец, профессор мыслил ясно, а излагал просто.
- Самопроизвольная боль- это симптом. Знак, что у организма возникли проблемы. Наше тело мудро - болезнь еще только зарождается, а тело уже посылает нам сигналы об этом. Сперва - ненавязчивые: где-то суставчик у основания пальца заболит или появится болезненная точка на локте, или лодыжке, или спине. Не в глубине - снаружи. На коже. Притронешься - вот она, эта точечка. Маленькая, а болит. Как мы рассуждаем при этом: "Ударился где-то" или "Повернулся неловко", и вывод на все случаи жизни: "Само пройдет".
- Но ведь у некоторых проходит,- меланхолично заметил бородатый молодой человек с потухшими глазами и скептическим изломом рта. Неудачник, каких немало толчется в коридорах любой редакции. Их тексты не имеют лица, и этот неисправимый недостаток они пытаются компенсировать тем, что интересничают.
- Нет!
Риго резко повернулся к нему, ожидая увидеть достойного оппонента, но тут же его взгляд смягчился снисходительной иронией: он сразу понял, кто перед ним.
- Ничто не проходит само, молодые люди. А если все же прошло, значит -
1) вы интуитивно изменили свой образ жизни, скажем, стали иначе питаться иди дали себе отдых, достаточный, чтобы организм, восстановившись, смог справиться со своими проблемами;
2) вы терли или поглаживали больное место - собственно говоря, опять же интуитивно делали то, чему сейчас собираетесь учиться;
3) эту маленькую боль оттеснили на периферию внимания новые события. Какие? Кто подскажет? - Риго обвел нас петушиным взглядом. Мы догадывались, но промолчали: не хотелось попадать впросак.
- Болезнь! - Палец Риго, как восклицательный знак, пробил пространство, и это было столь убедительно, что если бы сейчас открылась дверь и вошла болезнь - мы бы не удивились.
- Болезнь вышла на авансцену. Вы не пожелали вступить в джентльменские переговоры с ее герольдом - и теперь она сама явилась к вам со своим неизменным букетом: болью в пораженном органе, упадком сил, плохим сном, раздражительностью... Отчего все это происходит: и боль, и упадок сил, и раздражительность? От потери энергии. Свободной энергии. Подчеркиваю: не базовой, которая поддерживает жизнь каждой клетки и обеспечивает наше существование, а именно свободной, которая обеспечивает нашу деятельность. Местный воспалительный процесс тянет ее на себя - вот отчего общий уровень и падает.
- Очевидно, профессор, то, что вы называете свободной энергией - это возобновляемый энергопотенциал? - спросил Илья Толстой.
- О, так вам известна энергетическая теория коллеги Селье? Замечательно! - сказал Риго.- Откровенно говоря, встретить в редакции популярного журнала столь высокий общий уровень интеллекта - это приятный сюрприз.
- Итак,- продолжал он,- вы уже поняли, что наш основной принцип: similia similibus curantur.
Риго рано похвалил нас, потому что на этой фразе у переводчиков опять случилась заминка: латынь толком не знал никто. Но когда профессор, сообразив, наконец, в чем дело, произнес это же по-английски, все узнали знакомое: подобное излечивается подобным.
- У нас в народе говорят лучше: клин вышибают клином,-сказала Лариса Боброва.
- Вы правы, мадам! - немедденно согласился Риго.- Замечательный образ! Он действитедьно эффектней фразы Ганемана. Потому что его мысль - при всем ее богатстве - закончена, и потому мертва. А ваш образ полон жизни. В нем несомненно огромное порождающее начало.
На несколько секунд он замолчал.
- Продолжаем. Слушайте второе правило: благотворная боль - благодатна.
Расшифровывается это очень просто: боль, которая несет исцеление (значит, благо), сама должна быть благой. То есть желанной, приятной; по крайней мере - терпимой. А то ведь некоторые полагают: чем больней, тем лучше. Нет! Не "чем сильней", а "как надо".
Это не просто философский принцип: добро творится добром,- это и призыв к вашему благоразумию, и обращение к вашему чувству меры. Это правило указывает диапазон вашей работы. Разъясню подробней. Как-то лечил я одного полковника, любителя математики. Так вот, для облегчения понимания этого принципа он предложил следующую градацию. Десятибалльная система. Единица - просто ощущение контакта; десять - невыносимая боль. Проследим только верхние баллы, ведь именно они нас интересуют.
Итак, десять - невыносимо, значит, исключено.
Девять - труднопереносимо:
можно вытерпеть лишь несколько секунд; значит, это пытка, а не лечоба.
Восемь - очень больно, но можно терпеть; и это не годится!
Семь - просто больно, но неприятно: опять не то!
Шесть - просто больно: попали!
Пять: боль, но приятная, желанная, приносящая облегчение - вот оно. Идеал! Это редко удается, но вы должны помнить, что такой диапазон есть, что вы должны стремиться к нему, а если вам посчастливилось его поймать - работайте в нем точненько ювелирно, аккуратно, потому что КПД вашей работоы в этом диапазоне максимален, значит, излечение может наступить быстро, буквально на глазах.
- А как мы будем знать, на каком уровне находимся?
- Объясните градацию пациенту,- охотно отозвался Риго.- Работайте с ним не только в физическом, но и интеллектуальном контакте. Если он будет понимать, что вам требуется, он подскажет, где у него самое больное место, и поможет выбрать оптимальное усилие.
- А можно ли лечить слабой болью - на уровнях ниже пятого?
- Конечно! Можно и вовсе без боли; экстрасенсы именно так и работают. Но вы пока не экстрасенсы; кроме того, их работа требует куда более высоких энергетических затрат, на которые...- Риго обвел нас внимательным взглядом.- Увы, увы! К таким затратам пока никто из вас не готов. Сперва поднакопите энергетику, а уж потом и дерзайте.
- И все же как с лечением слабой болью?
- Я помню об этом вопросе. И чтобы ответить на него, назову третье правило: концентрация важнее усилия.
Чтобы объяснить его, припомним, что мы уже усвоили. Первое: мы врачуем энергетическим воздействием. Значит, своей (!) энергетикой. Поэтому всегда соизмеряйте свои силы. Будьте благоразумны - не отдавайте больше, чем можете отдать свободно.
Второе: мы воздействуем на активные точки. Их пригодность для нашего деда определяется по единственному признаку: они должны быть болезненными. Представляете, как удобно? Уменьшается болезненность точки - уменьшается и болезнь. Не приходится агитировать пациента, для него все наглядно и убедительно. Если болезнь побеждена окончательно - точка "молчит", словно ее и нет вовсе.
Третье: мы воздействуем своими пальцами. Причем не как-нибудь (например, помилуй бог, ногтем), а именно подушечкой. Большого пальца, указательного, среднего - любого! - но именно подушечкой. Вы касаетесь ею кожи в районе активной точки - и сосредоточиваетесь. Сосредоточиваетесь на ощущениях под этой подушечкой. Все ваше внимание должно быть сконцентрировано на этом ощущении. Вы должны как бы видеть своей кожей, что находится под пальцем. Осторожно придавливая точку, вы погружаетесь в нее все глубже и глубже, как бы раздвигая ткани, пока уровень боли (подсказанный вам пациентом) не достигнет оптимального.
- А если не сосредоточиваться? Если просто давить?- спросил самый ленивый из нас.
- Тогда излечение становится проблематичным,- улыбнулся Риго.- Оно будет зависеть от случая: пойдет ваша энергия иди нет. Ведь вы не учились сознательно ею управлять, так откуда же у вас взяться такому умению? А вот если вы сосредоточитесь, сконцентрируете свое внимание на нескольких квадратных миллиметрах своей кожи - ваша энергия пойдет туда помимо вашей воли. И вы сможете воздействовать на болезнь и осознанно, и активно.
Наконец, четвертое: наше воздействие складывается из физического (силового) и энергетического. Их сумма составляет целостность. Чем больше одного, тем меньше другого. Чем сильнее вы давите - тем меньше ваша энергетическая сила. А если вы почти не давите, едва касаетесь кожи пациента - а концентрация вашего внимания при этом предельно велика, - то и энергетическая отдача максимальна. Я очень мало встречал людей, которые могли в таком режиме врачевать больше 5-10 минут подряд.
Вот мы и объяснили третье правило. Сочетание физического и энергетического воздействий должно быть разумным. Но всегда нужно помнить, что энергетическое - главное.
Риго поинтересовался, есть ли у слушателей вопросы.
- Соловья баснями не кормят, профессор! - довольно нахально выкрикнули из угла.
Слава богу, по-русски Риго не петрил, поэтому перевод реплики в таком виде - "теперь покажите конкретно, как это делается",- был воспринят им с удовлетворением.
- Отлично, друзья! Чем ближе к телу, тем ближе к делу. Начнем с самого простого: на учимся снимать зубную боль.

"Студенческий меридиан" №4 1989 г

Категории статей: